Новости

По-прежнему скорая

По-прежнему скорая
ПРЯМАЯ ЛИНИЯ

30 января 2014 года, 11:29
Текст: Лариса СТЕЦЕВИЧ


Накануне юбилея Норильской скорой помощи в редакции “ЗВ” прошла прямая линия с руководителем службы Владимиром МОРОЗОМ. Тема разговора – “Качество работы скорой помощи”.
1 февраля 1939 года в Норильске было принято историческое решение об организации при поликлинике для вольнонаемных скорой медицинской помощи. За 75 лет многое изменилось в работе службы, неизменным, по мнению ее сегодняшнего руководителя, осталось одно: высокое качество работы специалистов. В принципе, если судить по заданным вопросам, с ним согласны и наши читатели.
   – Владимир Васильевич, давайте начнем с главного вопроса, который волнует многих наших читателей. Известно, что в связи с реформированием системы здравоохранения произошли изменения в финансировании работы скорой помощи. О каких изменениях идет речь и не отразятся ли они на качестве обслуживания населения?
      – Согласно приказу, вступившему в силу 1 января этого года, мы теперь краевая структурная единица. Сразу хотелось бы отметить: как главный врач скорой медицинской помощи Норильска, со многими позициями этого приказа я не согласен. В том числе потому, что отдельные пункты этого приказа требуют дополнительного финансирования, которого у нас нет. Например, согласно этому документу автомобили скорой помощи должны эксплуатироваться пять лет, после чего они подлежат списанию. Как будет в этой ситуации поступать Министерство здравоохранения края или РФ, мне непонятно. И как быть нам, тоже ясности нет. Или приказ о необходимости оснащения скорой помощи кардиопомпой или газовым анализатором. Приборы, конечно, замечательные, но очень дорогие, аппаратом УЗИ, который стоит от 500 тысяч до двух миллионов рублей, а нам по положению таких требуется два, и где взять денег на их приобретение, не сказано. Принципиально они нам и не нужны – требуется дополнительное обучение специалиста, увеличивается время осмотра больного или пострадавшего, в то время как стационары у нас в шаговой доступности. Но приказ есть приказ, и нам, возможно, придется его выполнять по мере возможности.  
     Что касается вопроса, не отразятся ли наши трудности на качестве обслуживания пациентов, то могу заверить, что нет. Конечно, хотелось бы иметь самые современные медпрепараты, более современное и менее дорогостоящее оборудование, импортные автомобили. Но, учитывая наш бюджет, нам приходится обходиться тем, что есть. Тем не менее мы укомплектованы сегодня на сто процентов и лекарствами, и кадрами, благодаря чему мы всегда можем оказать качественную и своевременную медицинскую помощь.
      – Одно из нововведений в работе скорой помощи в прошлом году – внедрение системы ГЛОНАСС. Насколько она эффективна, учитывая качество нашего Интернета, спрашивает читатель Николай Матвеевич. К сожалению, он не назвал свою фамилию. 
        – На материке эта система целиком и полностью себя оправдала, у нас, конечно, из-за качества Интернета – нет. Скажем так: она работает не на полную мощность, так что внедрение ГЛОНАСС – работа на перспективу. Рано или поздно Интернет будет и в Норильске. Поэтому хорошо, что она у нас есть, и в скором времени она себя оправдает, я в этом уверен.
     – В продолжение темы новой системы финансирования вашей службы – вопрос от Натальи Ивановны М.: “Раньше инвалидов-колясочников скорая помощь бесплатно доставляла в больницу на реабилитацию, а также в аэропорт. Останется ли у скорой функция бесплатной доставки колясочников, не перейдет ли это в категорию платных услуг или вообще колясочникам придется добираться на такси?”
      – До сегодняшнего дня ни колясочникам, ни лежачим больным ни разу не было отказано в нашей помощи, в том числе и в доставке в аэропорт или в больницу на госпитализацию или реабилитацию, но для этого должно быть направление врача. Мы не катаем больных по их желанию, это непозволительная роскошь. Для осуществления сопровождения больных нашими бригадами необходимо написать заявление на имя главного врача скорой, предоставить направление лечащего врача с указанием диагноза. Вопросы всегда решаются в пользу пациента, так как считаю, что у нас нет морального права отказать нуждающимся в нашей помощи.
       – А в каких случаях скорая помощь имеет право отклонить вызов к больному или отказать в транспортировке больного для дальнейшего обследования или лечения?
      – Прежде чем ответить на этот вопрос, хочу подчеркнуть, что скорую медицинскую помощь оказывают бесплатно и круглосуточно всем без исключения гражданам независимо от их гражданства и регистрации в ситуациях, когда жизнь и здоровье человека находятся в опасности. К срочным вызовам относятся прежде всего несчастные случаи, в том числе все виды транспортных, бытовых и производственных травм, поражение электрическим током и молнией, случаи утоплений, отравлений и так далее, суицидальные попытки. Мы помогаем при внезапных заболеваниях, угрожающих жизни и здоровью больного, – внезапных и сильных болях в грудной клетке, резком подъеме артериального давления, приступах удушья и резких болях в животе, при острых психических расстройствах, при родах и нарушениях нормального течения беременности на любом сроке. Мы всегда выезжаем к детям до трех лет независимо от повода вызова.
Все вышеперечисленное относится к срочным вызовам. Остальные случаи могут быть отсрочены до двух-трех часов – в зависимости от обстоятельств. К сожалению, мы не можем принять одновременно все вызовы и оказать целиком и полностью помощь всем жителям промрайона одномоментно, это нереально.
Для сведения могу сказать, что бригада должна приехать на срочный вызов не позднее чем через 20 минут.
      К примеру, на подстанцию в Талнахе, где работает пять медбригад, одновременно поступает пять вызовов. Бригады уехали, а через две минуты – еще один вызов, шестой. Как в такой ситуации выдержать регламент? Конечно, это невозможно, поэтому диспетчер обязан, прежде чем послать скорую по вызову, четко знать анамнез больного и уметь определить степень срочности и неотложности оказания медицинской помощи.
     В прошлом году к нам обратилась 71 тысяча человек – почти каждый второй житель Большого Норильска, и никто не получил отказ. Хотя министерство здравоохранения РФ из года в год нам сокращает нормативы для того, чтобы мы могли в экстренных случаях оказывать помощь как можно скорее.
    В полевых условиях
     – Владимир Васильевич, насколько хорошо скорая помощь оснащена автомобилями? Оснащены ли специализированные бригады необходимым оборудованием? На какие вызовы приходится чаще выезжать?
      
– С 1 декабря прошлого года нам передали весь автотранспорт здравоохранения НПР, это ни много ни мало 100 единиц техники. Правда, у половины стопроцентный износ. Поэтому мы дали заявку Минздраву на новые машины, теперь ждем результат.
Что касается спецбригад, то к детишкам едет педиатрическая бригада, к пациентам с жалобами на боли в сердце, высокое давление – кардиологическая. Есть и реанимационная бригада, есть даже специализированная психиатрическая.
К сожалению, теперь закон не предусматривает кардиологические бригады, при этом вводит акушерские. Теперь на вызовы пациентов с жалобами на боли в области сердца и сосудов будет выезжать обычная линейная бригада. Для чего нам отдельная акушерская бригада, мне лично не понятно. У нас достаточно квалифицированные врачи реанимации, если случается какое-то осложнение у беременных женщин, требующее экстренной госпитализации, наши реаниматологи вполне справляются с этим. А вот кардиологическая бригада нам необходима, особенно в период перепадов температур и магнитных бурь. Все-таки мы живем в экстремальных климатических условиях.
     – Как часто случается сталкиваться с неадекватными пациентами? Есть ли инструкция, как себя вести в таких случаях?
      – Неадекватные пациенты – это больные, состоящие на учете в психоневрологическом диспансере. К таким пациентам выезжает спецбригада врачей-психиатров, есть специальные методы обращения с такими пациентами. Но, видимо, речь идет о пациентах, дурно воспитанных, которые считают своим долгом поделиться плохим настроением с доктором. С такими можно справиться только спокойными разговорами, уговорами, главное – снять этот синдром агрессивности. Бывали случаи, - Например, пациент, находясь в легком подпитии, специально оставил свою собаку, якобы для контроля, чтобы лечение было более правильным. К сожалению, в нашей практике все бывает. И врач скорой ни от чего не застрахован.
     – Один из наших читателей интересуется, правда ли, что носилки в новых (желтых) каретах скорой помощи не подходят по “формату” к нашим входам в подъезды, проще говоря, не пролезают в двери?
     – Во-первых, мы и не пытались их проносить через входы. Все эти носилки-трансформеры на колесах, что очень удобно, с одной стороны. Но эти носилки не приспособлены для наших лестничных маршей и лифтов. Представляете – катить больного по лестницам на носилках?! У них ширина 60 сантиметров, длина – два метра, и развернуть в тамбуре их невозможно. Поэтому мы выносим больных на мягких носилках. Да, наши врачи, иногда это молоденькие девочки, весом килограммов 60 или чуть больше, подчас выносят больных весом в два-три раза больше их самих. Поэтому иногда просим родственников нам помочь, иногда соседей, но чаще всего вызываем МЧС. И просим уважаемых норильчан с большим пониманием относиться к нашим проблемам. К тому же по новому закону водитель скорой должен быть и санитаром, а санитар – водителем. Вот такая взаимозаменяемость. К чему дальше придем, не знаю.
      – Почему медики скорой больше не носят белых халатов, а приезжают на вызов в какой-то робе? Норильскую скорую раньше всегда выгодно отличали от материковской в том числе белоснежные халаты. Этот вопрос также задал наш читатель.
    – С одной стороны, я согласен, что белые халаты – прерогатива здравоохранения. Прекрасно, когда доктор встречает вас в накрахмаленном, отутюженном белоснежном халате, но в условиях скорой помощи это нереально. Чаще всего мы работаем не в условиях люкс-номеров в гранд-отелях, а в полевых. И к бомжам выезжаем, и на транспортные происшествия… Приходится и на улице работать в 40-градусный мороз, и в каком-нибудь подвале, подъезде. Разные обстоятельства, разные условия, при которых есть риск наступить на полу халата, что может привести к травме доктора. Поэтому принятое решение о замене белых халатов на костюмы, или, как их называют ваши читатели, робы, продиктовано реальными обстоятельствами. На мой взгляд, это правильное решение.
Пять минут – это много или мало?
    – Куда горожане могут обратиться с вопросами или предложениями, касающимися работы скорой помощи?
   – По всем вопросам работы скорой помощи, с любыми пожеланиями и предложениями вы всегда можете обратиться непосредственно в приемную главного врача, позвонив по телефону 34-78-35 либо отправив свое сообщение по факсу 34-75-12 (круглосуточно) или по единому по Красноярскому краю телефону доверия 8-800-700-000-3 (круглосуточно, звонок по России бесплатный). Все случаи мы тщательно анализируем, ни одна жалоба норильчан не остается без внимания. К тому же все разговоры диспетчера с пациентами автоматически записываются.
Кстати, у нас есть и оперативный отдел скорой помощи, который также работает круглосуточно. Любой человек может обратиться по телефону 34-77-95. Старший врач смены даст исчерпывающий ответ при случаях, когда пациенты не хотят вызывать скорую и состояние не требует выезда бригады скорой помощи.
И в заключение нашего разговора мне бы хотелось обратиться ко всем норильчанам. Не будьте равнодушными, не проходите мимо беды. Недавно у нас был звонок – не первый и, наверное, не последний –
 позвонил таксист, сообщил, что он увидел человека, лежащего на снегу:
“Давайте, подъезжайте, посмотрите, что с ним”. Мы вызов, конечно, приняли, подъехала специализированная бригада, но на месте никого не оказалось. Может, ложный вызов, а может, человек поскользнулся и упал, как это бывает. Но возникает вопрос: а не проще было таксисту остановиться и посмотреть, что же все-таки случилось, а при необходимости начинать оказывать первую помощь до приезда скорой? В крайнем случае отвести этого человека в подъезд, а не оставлять на морозе в ожидании нашего приезда. Иногда и пять минут играют огромную роль, если речь идет о жизни и здоровье человека.